Гепатит в России – почему это может коснуться каждого и как себя обезопасить

Гепатит в России – почему это может коснуться каждого и как себя обезопасить

Накануне всемирного Дня борьбы с гепатитом мы обсудили с Ириной Клименко, главным врачом «Асклепий» во Владивостоке, и Ириной Клепцовой, врачом терапевтом-инфекционистом этого же центра, как изменилось распространение болезни сегодня и какие современные методы диагностики могут качественно улучшить ситуацию со здоровьем населения по всей стране.

Гепатит традиционно считается болезнью неблагополучных слоев общества. Как складывается ситуация с распространением гепатита на самом деле? Кто в группе риска?

Ирина Петровна Клепцова (врач терапевт-инфекционист): Гепатиты — сегодня достаточно распространенная инфекция. Мы говорим о всех видах гепатита — A, B, C, D, E. Гепатитами с фекально-оральным механизмом передачи заразиться может практически каждый. Часто ими заболевают дети и совсем молодые люди. Если говорить о гепатитах B и C, то, учитывая распространенность пирсинга, татуировок и даже таких, на первый взгляд, совсем безобидных процедур, как маникюр и педикюр, заболевают ими вполне социально адаптированные люди. Поэтому говорить о гепатитах как о недуге исключительно неблагополучных слоев общества будет в корне неверно. Конечно, это не отменяет того, что доля заболевших гепатитом в связи с употреблением наркотиков все еще составляет более 50%.

Выходит, достаточно неудачно сходить на маникюр, чтобы заразиться гепатитом?

Ирина Петровна Клепцова: Абсолютно верно.

Читайте также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.

Вокруг гепатита есть некая социальная стигма, как вокруг ВИЧ-инфекции, например, об этом не говорят, люди это скрывают. Существует ли достоверная статистика заболеваемости гепатитом в России?

Ирина Петровна Клепцова: Давайте посмотрим на ситуацию по гепатиту B за последние несколько лет. В России инфицированы 3 миллиона человек. Это те, кто обратился за помощью, встал на учет и кому официально был поставлен диагноз «гепатит B». При этом мы понимаем, что довольно много тех, кто этого не сделал, соответственно, официальная медицина не может их посчитать. 20% от обратившихся за помощью имеют высокий риск развития цирроза и рака печени вследствие хронического вирусного гепатита. А 25% всех трансплантаций печени являются исходом хронического вирусного гепатита. Ситуация довольно серьезная, и замалчивать эту тему никак нельзя.

Учитывая тему нашей беседы, не могу не сказать пару слов о вакцинации. Благодаря вакцинации с 2000 года заболеваемость острым гепатитом B в России снизилась в 30 раз! Более 15 лет эта прививка входит в национальный календарь вакцинации. Думаю, для всех, у кого есть сомнения относительно необходимости прививаться, эти цифры должны стать аргументом в пользу вакцинации. Только вдумайтесь, распространенность вирусного гепатита B среди населения Китая и других стран Азии 8-10%, в восточноевропейских странах 2-5%, в западноевропейских странах чуть менее 1%, а в США 0,4%. Исключительно благодаря вакцинации. Учитывая социально-демографические процессы и активную миграцию из среднеазиатских районов, вакцинация от гепатитов, контроль заболеваемости, распространения и лечения — вопрос национальной безопасности.

Гепатит в России – почему это может коснуться каждого и как себя обезопасить

Как сейчас чаще всего происходит диагностика гепатита в России?

Ирина Петровна Клепцова: Молодые люди, как правило, довольно грамотны и всё чаще по собственной инициативе проходят скрининговое обследование. Они могут не иметь симптомов, которые принято считать классическими признаками гепатита (боли в животе, диспепсический синдром), а обратиться с жалобами, например, на астению, общее недомогание, боли в суставах, изменения на коже. Грамотный врач общей практики должен в том числе направить его на анализ крови и УЗИ органов брюшной полости. Если состояние внутренних органов на УЗИ вызовет у врача вопросы, тогда появляется необходимость в дообследовании. Раньше для проверки состояния печени пациента направляли на пункционную биопсию — инвазивное оперативное вмешательство, требующее госпитализации. Самым современным, точным и щадящим методом диагностики на данный момент является эластография, которую мы у себя в клинике активно и вполне успешно практикуем второй год.

Ирина Юрьевна Клименко, руководитель клиники: эластография только начинает завоевывать свои позиции в отечественной медицине, и в нашем регионе это происходит довольно успешно. Мы презентовали преимущества этого метода нашим коллегам, которые непосредственно ведут таких больных: врачи-инфекционисты, врачи-гастроэнтерологи, терапевты. После того как мы показали все преимущества этой методики, эластография стала активно продвигаться во Владивостоке.

Чем биопсия и эластография отличаются друг от друга?

Ирина Юрьевна Клименко: Во-первых, заболевания, которые можно диагностировать с помощью эластографии, занимают одно из лидирующих мест среди патологий желудочно-кишечного тракта. Раньше золотым стандартом диагностики была пункционная биопсия печени. Для этого пациент должен был лечь в стационар на 2-3 дня. А это подготовка, анестезия, временная нетрудоспособность, восстановление, занятая койка в отделении. По сути настоящая, хоть и небольшая, операция, которая ограничивает ее применение как метода наблюдения за пациентом. Потом появилась транзиентная эластография — неинвазивный и достаточно простой способ исследования, к сожалению, не лишенный недостатков. Основной из них — это то, что этот метод практически «слепой». То есть дающий представление о структуре печени только в том месте, где располагается датчик. Если попали в здоровую ткань, то прибор не увидит находящихся рядом изменений, и заключение будет «здоров». К тому же у транзиентной эластографии есть ограничения: асцит и беременность. Высокая масса тела также сказывается на качестве получаемых результатов. В этой связи совершенно очевидны преимущества эластографии сдвиговой волной — нет ограничений по возрасту и состоянию здоровья, более высокая чувствительность и возможность отследить динамику.

Вы первые в своем регионе, кто начал активно применять технологии эластографии. Это была ваша инициатива поставить аппарат в вашей клинике?

Ирина Юрьевна Клименко: Это была инициатива директора клиники Светланы Николаевны Ващенко, врача с большой буквы и очень чуткого ко всему новому человека. Как только мы заметили, что эта методика появилась на рынке, мы сразу предложили компании Philips помочь нам внедрить ее на нашей площадке. Политика нашей компании такова, что мы за все инновационное. Рекомендации коллег из Российской ассоциации специалистов ультразвуковой диагностики в медицине, составленные именно для ультразвуковых систем компании Philips, помогли нам. Мы обучили докторов методике и стали первопроходцами на Дальнем Востоке.

Как ваши коллеги отнеслись к нововведению? Обычно любые новшества достаточно тяжело уживаются, людям приходится корректировать свои привычные протоколы. У медиков нашел отклик метод эластографии?

Ирина Юрьевна Клименко: У наших специалистов внутри компании это нашло очень хороший отклик, потому что, во-первых, мы изначально подбираем чутких, готовых развиваться, готовых учиться чему-то новому специалистов. Во-вторых, когда они своими глазами на хорошем оборудовании увидели картину, которая несопоставима с тем, что они каждый день видят в рутинных исследованиях, они сразу поняли широчайшие возможности метода эластографии. Воодушевились, когда поняли, что можно еще эффективнее помогать людям. Никакого отторжения внутри компании у нас не было. Три врача обучены этой методике на лучших клинических базах, в том числе в Италии, которая является передовым центром именно в эластографии, а биопсия для оценки диффузного заболевания печени там практически не используется. У нас внедрением эластографии занимается заведующий отделением: это специально выделенное время, это большая заинтересованность и желание заведующего писать научную статью на эту тему, обобщать, исследовать этот метод и представлять эту статью научному и практическому мировому медицинскому сообществу. Тут сочетание науки и практики. Клинический опыт и те результаты, которые мы видим, позволяют убедиться в том, что мы на правильном пути.

Как пациенты восприняли новый метод?

Ирина Юрьевна Клименко: Мотивировать пациента к эластографии очень легко. Особенно после рассказов про метод пункционной биопсии, который сопровождается госпитализацией в хирургический стационар. Здесь госпитализация не требуется. Подготовка как к обычному ультразвуковому исследованию, проведение преимущественно в утренние часы, 2-3 часа голода перед исследованием. Пациент остается трудоспособным. Точность результата выше, чем у традиционного метода — биопсии. Противопоказаний нет. И очень доступная цена. Цена на рынке Владивостока едва ли не в 2 раза ниже, чем предложение коллег, работающих с транзиентной эластографией. Все показатели этого метода превосходят альтернативы — сочетание цена—качество, доступность, отсутствие противопоказаний.

Вы применяете эластографию только для контроля и лечения пациентов с уже установленным диагнозом или есть профилактическая процедура? Например, хорошо бы всем раз в какое-то время делать эластографию превентивно?

Ирина Петровна Клепцова: Я бы рекомендовала 1 раз в год сдавать клинический анализ крови, печеночные пробы и делать УЗИ 1 раз в 2 года. Так как гепатит — заболевание, которое «молодеет», всем людям после 20 советую регулярно проводить такую минимальную профилактическую диагностику.

Ирина Юрьевна Клименко: Если на УЗИ обнаружатся какие-то изменения, то ваш врач может порекомендовать вам дообследоваться с помощью эластографии. Опять же эта методика хороша тем, что это можно сделать на месте и без специальной подготовки (если клиника обладает необходимым аппаратом).

Ваше мнение — каков потенциал использования метода эластографии для российского здравоохранения? В том числе в бюджетных учреждениях.

Ирина Юрьевна Клименко: Практическую пользу этого метода сложно переоценить, из ключевых преимуществ: неинвазивность, относительная дешевизна и точность результата. Особенно это актуально, если мы говорим о вирусных гепатитах. Нередко исходом гепатита являются фиброзы и циррозы печени, которые, в свою очередь, приводят к осложнениям. Часто у молодых трудоспособных людей. Существует федеральный регистр больных вирусным гепатитом, которые по государственным программам из бюджетных средств могут получить лечение. Если будет возможность своевременно обнаружить и точно диагностировать вирусные гепатиты, врачи смогут подбирать максимально эффективную тактику лечения. Это существенно улучшит качество жизни пациентов, продлит их трудоспособный возраст и оптимизирует расходы бюджетных средств на лечение. Поэтому метод эластографии как нельзя лучше отвечает задачам государства в области сохранения здоровья трудоспособного населения — продлевает возраст, трудовую и социальную активность, оптимизирует расход бюджетных средств. Мы убеждены, что эластографию нужно масштабировать и популяризировать среди врачей ультразвуковой диагностики, терапевтов, гепатологов.

Гепатит в России – почему это может коснуться каждого и как себя обезопасить

А можно ли утверждать, что эластография, если мы говорим о федеральном здравоохранении, является бюджетосберегающей технологией?

Ирина Юрьевна Клименко: Однозначно. Кроме того что мы помогаем сохранить человеку жизнь и здоровье (что само по себе немало), если мыслить в масштабах страны, позитивных последствий использования эластрографии много. Во-первых, мы сокращаем продолжительность «больничных», которые вынуждены брать люди и оплачивать государство, когда речь идет о биопсии, требующей госпитализации. Во-вторых, мы продлеваем трудоспособный возраст людей, которые, в свою очередь, являются налогоплательщиками. В-третьих, мы уменьшаем инвалидизацию от тяжелых последствий гепатита в виде фиброза и цирроза, что также не может не сказываться на бюджете страны и регионов, которые несут на себе нагрузку социальных выплат, пособий, льгот и так далее. В-четвертых, мы разгружаем стационары и штат врачей от задач, которые могут быть решены амбулаторно, что повышает эффективность лечебно-профилактических учреждений в целом. А для частного сектора это отличный инструмент, решающий сразу две ключевые задачи: пациент получает возможность воспользоваться качественно новой методикой без побочных эффектов, по доступной цене, а клиника может предоставить своим пациентам дополнительную услугу.

Базовые правила предотвращения заражения гепатитом?

Ирина Петровна Клепцова: Во-первых, элементарная гигиена. Всегда и везде. Гепатиты, передающиеся фекально-оральным механизмом, это чаще всего немытые продукты, грязные руки и другие бытовые источники. Во-вторых, это, конечно, образ жизни — отсутствие наркотической зависимости, постоянный половой партнер, если половые партнеры меняются — только защищенный секс с презервативом. В-третьих, любые манипуляции, будь то татуировки, пирсинг или маникюр, должны проводиться одноразовыми стерильными инструментами. В-четвертых, вакцинация. Абсолютных противопоказаний к вакцинации очень мало. Гораздо меньше, чем об этом пишут в социальных сетях и на форумах. Самый лучший аргумент за вакцинацию — статистика. Со статистикой сложной спорить. В самом начале интервью я привела убедительные данные о снижении заболеваемости острым вирусным гепатитом В в тех странах, где вакцинация является нормой. Принимая решение в любом вопросе относительно здоровья, всегда руководствуйтесь одним принципом — взвешивайте риски. Каковы риски осложнений от прививки и каковы риски заразиться гепатитом со всеми вытекающими последствиями? К примеру, тяжелая аллергическая реакция на вакцину от гепатита случается у 1 из 600 000 детей. Если в России только официально зарегистрировано 3 млн инфицированных, значит, каждый 49-й человек болен гепатитом и потенциально опасен. Арифметика довольно простая.

Источник